Витамины, спортивное питание, косметика, травы, продукты

Эпидемия

Вы, наверно, думаете, что тут уж — нет, не может быть и речи о каких-то там линиях жизни, человек заболевает, так как его просто заразили. И будете правы, но лишь в том, что человек позволил себя заразить. Я вовсе не хочу сказать, что больному следовало ходить с марлевой повязкой — это бы его не спасло. Не верите? Что ж, чисто умозрительно я не смогу это доказать, как, впрочем, и все, о чем идет речь в этой книге. Но ведь вы тоже не будете ходить в марлевой повязке во время эпидемии гриппа, чтобы проверить? Поэтому я буду просто говорить то, что знаю, а верить или не верить — дело ваше.

Итак, раскрываем историю болезни. Причина заболевания — ваше добровольное согласие на участие в игре под названием «Эпидемия». Начинается все со слухов, что эпидемия, скажем, гриппа уже где-то буйствует. Всем нормальным людям известно, что грипп легко передается воздушно-капельным путем, следовательно, вы, как всякий нормальный человек, вполне допускаете мысль о том, что это с каждым тоже может случиться. В голове сразу же прокручивается кино: у вас температура, вы чихаете и кашляете. Все, с этого момента вы уже в игре, потому что излучаете энергию мыслей на частоте деструктивного маятника.

Вы подсознательно уже ищете подтверждения того, что эпидемия наступает, и внимание начинает работать избирательно. Кругом попадаются чихающие люди. Они и так всегда есть, просто раньше вы не обращали на них внимания. На работе и дома время от времени кто-нибудь заводит речь на эту тему. Ваше предположение о том, что эпидемия наступает, находит новые подтверждения. Даже если вы специально не ищете подтверждения и тема вас не особенно волнует. Оно происходит как-то само собой.

Если вы с самого начала игры, настроились на частоту деструктивного маятника, ваша привязка к нему будет все сильней, независимо от сознательного участия. Ну, а если вы не прочь поболеть или настроены обреченно, значит, вы уже являетесь наиболее активным приверженцем маятника. Или нет, решили не болеть и внушаете себе, что абсолютно здоровы и не заболеете. Ничего не выйдет. Вы думаете о болезни, значит, излучаете на частоте болезни. Направление мыслей за или против не имеет значения. Другими словами, если вы пытаетесь себя убедить, что не заболеете, то изначально допускаете такую возможность, и никакие уговоры не помогут.

Слова, произнесенные вслух, — просто сотрясение воздуха, слова про себя — вообще ничто, а вера — это мощная энергия, хоть ее и не слышно. Вы не спасетесь, даже если побежите делать прививку. Все равно свое отболеете в той или иной форме. Первый симптом болезни ставит вас перед выбором: будете ли в конце концов болеть или нет? Вы слабо сопротивляетесь и смиряетесь с болезнью. Это вносит окончательную коррекцию в ваше излучение, и вы переходите на линию жизни, где болезнь идет по полной программе.

Индуцированный переход начался с момента принятия маятника. Если вам действительно наплевать на эту эпидемию, перехода не будет. Или если вы в отпуске, ни с кем не общаетесь, новости не слушаете и об эпидемии ничего не знаете, маятник вас не тронет. Он просто провалится, как в пустоту.

Вы не задумывались, почему врачи не заражаются от больных? Многие даже смело работают без повязок. Это не потому, что они делают себе прививки. От всех болезней не привьешься. Дело в том, что врачи тоже активно играют в игру маятника болезни, но вот роль им отводится совсем другая. По аналогии понаблюдайте при случае за стюардессами в авиалайнере. Эти добрые феи всем настоятельно рекомендуют пристегнуть ремни, а сами порхают, как будто сами они в случае чего смогут, как колибри, зависнуть в воздухе.

«Ну, а как насчет грудных детей, зараженных СПИДом? — спросит дотошный Читатель. — Они что, тоже излучают энергию перехода?» Во-первых, здесь мы рассматриваем вопрос об эпидемии как тенденции. Во-вторых, я и не пытаюсь доказать, что, дескать, никакого заражения нет, а есть только излучение мысленной энергии на частоте болезни. Трансерфинг — это не догма и не конечная инстанция истины. Не следует возводить в абсолют ни одну идею. Можно лишь принимать к сведению закономерности. А истина — она всегда «где-то рядом», но где точно — неизвестно.